Адвокат, кандидат юридических наук Абрамович ВА

Защита интересов перевозчиков в ситуациях с таможенными органами

Ситуации возможны абсолютно разные.  

Довольно распространенная проблема заключается в несоответствии фактического ассортимента товаров указанному в товаросопроводительных документах, или в несоответствии  количества этого товара. Как правило, проводится таможенный досмотр, по результатам которого это выявляется и начинается административный процесс.  Такие действия таможенный орган чаще квалифицирует по части 1 статьи 14.5 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (КоАП), или по части 3 статьи 14.5 КоАП. Данными статьями предполагается ответственность за недостоверное декларирование товара, которая достигает 30 процентов от стоимости «лишней» продукции.

При этом нередки случаи, когда таможенный орган квалифицирует описанные выше действия и по части 4 статьи 12.17 КоАП, устанавливающей ответственность за транспортировку (или реализацию) товара с применением не соответствующих действительности документов (штраф до 50 процентов от стоимости товара), или даже по части 2 статьи 14.1 КоАП – придание одному товару вида другого товара или его сокрытие от таможенного контроля. Санкцией по данной статье предполагается даже конфискация такого товара.

Смысл юридической помощи в описанных ситуациях заключается в решении этих юридических проблем максимально приемлемым для Доверителя образом. Все начинается с оформления полномочий адвоката и визита адвоката в таможню или в суд (в зависимости, где находятся материалы дела) для детального ознакомления с этими материалами. Как правило, нами делаются скан-копии всего дела «от корки до корки», что позволяет его досконально изучить и понять, какие документы в пользу Доверителя необходимо представить.

Пример из адвокатской практики. Таможенным органом задержано транспортное средство из Казахстана.  Несмотря на то, что все проведенные таможенным органом экспертизы показали, что номера шасси и техпаспорт не изменялись, таможенный орган все равно начал административный процесс по части 2 статьи 14.1 КоАП, подразумевая, что перевозчик под видом одного транспортного средства перемещает другое. Возникла угроза его конфискации. Мной как адвокатом были представлены в суд, в свою очередь, официальные документы, что данное транспортное средство состоит на учете в Казахстане с его полным описанием. Таможенный орган, в свою очередь, представил документы, что данное транспортное средство состоит на учете в Литве. Однако при внимательном изучении этих документов выяснилось, что номера шасси транспортных средств – состоящих на учете в Литве и Казахстане – разные, а значит, это разные транспортные средства.  Суд прекратил дело за недоказанностью правонарушения,  транспортное средство вернули из-под ареста перевозчику.        

Еще пример из адвокатской практики. Доверителем ввозилась замороженная рыба – сельдь. Ее вес нетто, по мнению таможенного органа, оказался больше, чем заявлен в товаросопроводительных документах. Был начат административный процесс. Однако по результатам изучения ситуации мы выяснили, что в товаросопроводительных документах вес указывался без учета льда. И без учета льда фактический вес соответствовал весу, указанному в товаросопроводительных документах.  Позиция, которую мы заняли, была основана на том, что в момент его рассмотрения действовал пункт 15 Инструкции по заполнению декларации на товары и формы декларации на товары, утвержденной решением Комиссии Таможенного союза от 20.05.2010 № 257. Исходя из данной нормы, для товара, перемещаемого в упакованном виде, вес нетто указывается в килограммах с учетом только первичной упаковки, если в такой упаковке, исходя из потребительских свойств, товары предоставляются для розничной продажи и (или) первичная упаковка, способствующая сохранению товара при его продаже, не может быть отделена от товара до его потребления без нарушения потребительских свойств товара. Лед такой первичной упаковкой не является.  Дело прошло целый ряд судебных инстанций, однако в итоге его прекратили за недоказанностью вины нашего Доверителя.     

Однако имеют место случаи, когда вина очевидна и доказать невиновность практически невозможно. В этой ситуации адвокату необходимо работать над тем, чтобы привести документально подтвержденные обстоятельства, снижающие восприятие уровня «злостности» такого нарушения.  Перевозчиком перевозился товар – мебель в ассортименте. По результатам таможенного досмотра оказалось, что фактически следует мебель в другом ассортименте, чем указано в товаросопроводительных документах. Мной как адвокатом  представлены следующие доказательства.  Во-первых, было отмечено, что товар следовал через Беларусь в другую страну под таможенной процедурой таможенного транзита без уплаты таможенных платежей. Это значит, что умышленно менять один товар на другой смысла никакого не было. Кроме того, товар совпадал по весу и количеству мест. Отсюда следует, что если бы даже таможенные платежи и пришлось платить, то их размер был бы таким же. Кроме того, были представлены письма от грузоотправителя товара со ссылкой на то, что имела место  техническая ошибка при загрузке, а не злой умысел.  В итоге судом был определен близкий к минимальному штрафу – в размере 5, а не 30 процентов от стоимости товара.

При всем при этом в любом деле нужно очень внимательно разбираться, чтобы ответить на вопросы «А действительно ли товара больше чем нужно или товар не тот, что заявлен?» Часто проблема может возникать, к примеру, в связи с погрешностью весов или каким-то  собственным пониманием лиц, проводящих досмотр, тот это товар, или другой. Нарушение может быть также совсем малозначительным, причем до такой степени, что даже не ясно, совершено ли оно.

Пример из адвокатской практики.  Таможенному органу были представлены документы на товар, заполненные частично на иностранном языке. Представители таможенного органа не просили предоставить заверенный перевод на русский язык, при этом сделали вывод, что перемещается товар, который не соответствует заявленному в товаросопроводительных документах. Так, в CMR-накладной был заявлен товар, записанный на польском языке как «borowka…». Представители таможенного органа сделали вывод, что «borowka…». – это черника, а в транспортном средстве фактически находится голубика. Мы дали пояснения, что во-первых, ставка таможенной пошлины одинаковая, а во-вторых, сослались на заключения соответствующих лингвистических институтов, что «borowka…» в зависимости от контекста может переводиться и как черника, и как голубика. Также было представлено официальное письмо от польского отправителя товара на русском языке, что им фактически пояснялось, что в документах указана голубика.

Таможенный орган сослался, в свою очередь, на доказательства в его пользу. Было приведено то обстоятельство, что при подаче электронной предварительной информации декларантом все-таки была указана на русском языке именно черника. Мы, в свою очередь, сослались на то, что при декларировании товара был представлен и фитосанитарный сертификат, где по-русски было правильное указание – «голубика». В итоге суд посчитал возможным прекратить это дело по малозначительности, и штрафа платить не пришлось.

Несоответствие фактической стоимости товара той стоимости, которая заявлена в товаросопроводительных документах, также, исходя из сложившейся практики, представляет собой административное таможенное правонарушение. В рамках административного дела в данной ситуации следует изучить доказательства таможенного органа, на предмет того, правда ли имеет место такое умышленное искажение цены товара. Одно дело, когда у перевозчика находят «альтернативный» комплект документов на этот же товар, позволяющий его четко идентифицировать и установить его цену. Однако совсем другое дело, когда за источник альтернативной ценовой информации берутся какие-то отвлеченные материалы: какие-то прайс-листы каких-то других поставщиков на похожий товар и пр. В такой ситуации следует доказывать свою правоту.  

Каботаж. Под каботажем в данном случае понимается осуществление иностранным перевозчиком перевозки, начало которой и конец находится та территории ЕАЭС.  Такие ситуации возникают не так часто на практике, однако приведем пример из личной практики.  Перевозчик вез из Чехии товар, причем пункт его таможенного оформления на территории находился в Санкт-Петербурге, и товар далее следовал в белорусский город Островец. Таможенный орган пришел к выводу, что перевозка завершилась при доставке товара в Санкт-Петербург на таможню, а при его дальнейшей доставке из Санкт-Петербурга в Островец уже имел место каботаж.  Таможенный орган сослался на то, что при перевозке груза имело место две СMR-накладных на одну эту перевозку. Причем в одной из данных накладных в качестве пункта доставки товара был указан пункт таможенного оформления (г. Санкт-Петербург), а в другой местом доставки был г. Островец (Беларусь). А раз СMR-накладных две, то и перевозки две. И перевозка от Санкт-Петербурга до Островца является каботажем.  

Мы с таким выводом таможенного органа не согласились. Транспортное средство международной перевозки ни в Российской Федерации, ни в Республике Беларусь каким-либо товаром не загружалось, в связи с чем нельзя утверждать, что с его помощью осуществлялась внутренняя перевозка по территории Евразийского экономического союза. Кроме того, мы указали на следующие обстоятельства, на основании содержания данных двух СМR-накладных. 

- отправителем указано только чешская компания, а не какая-нибудь организация на территории Российской Федерации или Республики Беларусь;

- нет данных о выгрузке или загрузке груза на территории Евразийского экономического союза;

- груз - один и тот же с одним и тем же статистическим номером, вес брутто также одинаковый.

- товар на территории Российской Федерации в момент таможенного оформления или после него никем не принимался (отсутствуют отметки о его принятии в сопровождавшей его до России СMR-накладных), и из транспортного средства не выгружался, проследовав далее после таможенного оформления в Республику Беларусь,  где и был непосредственно принят в г. Остроцве и выгружен, что следовало из содержания граф 24 СMR-накладных.

Кроме того,  отношения по перевозке груза регулируются также и договором. В материалах дела имелся заявка-договор перевозки груза, в котором было указано, что груз подлежит погрузке на территории Чехии, (город Опава), там же должен быть затаможен, растаможен он должен быть в Санкт-Петербурге, а выгружен – в Островце.  Таким образом и проходила перевозка груза по факту. Суд прекратил дело об административном правонарушении за недоказанностью вины перевозчика.

Поэтому очень важным этапом юридической помощи является разработка состоятельной юридической позиции по делу с глубоким изучением имеющихся материалов.   Прояснение их особенностей более целесообразно при личной беседе. После ознакомления с документами возможна выработка правовой позиции по каждому конкретному отдельному случаю.